Черный лебедь

Один из моих любимых анекдотов: «Слон вывалялся в муке и крутится перед зеркалом: «Какой пельмешек! Какой пельмешек!». Какое это отношение имеет к Талебу? – Никакого. Это анекдот про меня. Иногда так хочется похвалиться! Хвалюсь: Талеба я открыла сама. Задолго до перевода на русский и задолго до того, как поняла, что его книги стали бестселлерами. Кстати, это редкий случай, когда бестселлерами становятся самые интеллектуальнее книги, какие только можно придумать.

А открыла я его так. Читаю замечательную книжку Мегги Махар (Meggi Mahar) «Bull!» (на русский язык не переводилась) о финансовых рынках 2000-х годов, толстую-толстую, и где-то в конце вижу маленькую такую фразу типа этой: «А вот Талеб утверждает, что роль непредсказуемых событий в жизни рынков, важнее, чем мы привыкли думать». Какая интересная тема, думаю. Надо почитать. Покупаю книгу. Читаю. Прихожу к выводу, что это одна из самых пленительных книг из разряда non-fiction, которую я когда либо держала в руках. И содержание, и форма гениальные. И только затем выясняю, что книга, оказывается, бестселлер и завоевала умы (а ее автор, заметим в скобках, стал после ее выхода получать по 70 тыс. долларов за одно выступление на «корпоративе»). Я помню, когда я еще училась в школе, классе в 7-8, у меня была знакомая девочка, которая жила в том же доме. В ее комнате висел портрет популярного тогда актера Олега Видова, сыгравшего главную роль во «Всаднике без головы». Он был ее кумиром. Мне это было не понятно. Как им может быть человек, с которым ты лично не знаком? Никаких кумиров у меня не было ни тогда, ни в течение следующих лет 25. И вдруг они завелись. Первый – это, разумеется, Баффетт, а второй – Талеб. Какая-то обратная эволюция получается. Объяснить не могу. В английском оригинале мне больше очень понравился язык, а больше всего поразила фраза в «Одураченных случайностью», где говорилось о том, что редактор собирался текст нещадно править, а Талеб не дал, поэтому вся ответственность на нем. Хотела бы я посмотреть на того редактора. Как можно такое править? В этой рецензии я больше хочу сказать об авторе, нежели его идеях. Про идеи сами прочитаете – читать надо обязательно. А что касается автора, то он происходит из очень влиятельной и интеллектуальной ливанской семьи. Его дедушка одно время занимал пост премьер-министра Ливана (или замом – не помню точно). Талеб знает огромное количество языков (английский, французский, итальянский, греческий, арабский, арамейский и др.), является специалистом математиком (PhD Парижского университета по математике), по финансам, древней и средневековой философии, современной французской философии, отдельным периодам истории и много еще чему. Когда читаешь его книги, никаких сомнений в этом не остается. Но тусовка считает, что такого быть не может. Его книги классифицируют как «любительскую философию» (amateur philosophy), а газета «Ведомости», в котором было опубликовано интервью с Талебом, представила его как «ученого-самоучку», сославшись, правда, на чье-то мнение. Талеб сделал карьеру в инвестиционно-банковской сфере, где торговал опционами. Он автор и «технической» книжки «Dynamic Hedging» про опционы, которая считает классической по своей теме. Работая в банках, Талеб каждый три года брал годовой отпуск за свой счет – чтобы читать и писать. Жить по-другому он не мог. Сейчас он закончил деловую карьеру и только пишет. И выступает. Если коротко об идеях, то она, собственно, одна. На нашу жизнь сильно влияют те события, которые мы не могли даже предвидеть. Талеб называет их «черными лебедями», заимствовав термин из логики, в котором он используется вот в каком контексте: если вы видели только белых лебедей (а именно так было с европейцами, пока не была открыта Австралия), то из этого нельзя сделать формальный вывод, что все лебеди белые. Возможно, где-то водится и черный, но он насколько редко встречается, что пока на глаза не попадался. Талеб приводит множество примеров «черных лебедей», но меня больше всего поразил один. Талеб пишет о том, что в его родном Ливане православные (а он сам родом из православной греческой деревни), евреи и мусульмане жили мирно… 700 лет, вплоть до второй половины XX века. «А теперь я сижу в Нью-Йорке, не могу вылететь на родину из-за войны в Ливане…», – добавляет автор. Он считает, что тема черных лебедей – важнейшая для исследований, и приводит список других тем, которые активно разрабатываются, но, по мнению Талеба, не имеют практически никакого значения. Очень любопытный список, скажу я вам. Важнейшее значение концепция Талеба имеет и в применении к финансовой сфере. Из нее следует, что многие стандартные модели финансовых рынков не верны. Талеб полагает, что и некоторые Нобелевские премии по экономике получены незаслуженно – за «алхимию», и призывает в принципе отменить Нобеля по экономике. К самым «неправильным» премиям он относит премию за портфельную теорию (Марковица) и формулу опционов (Блэка, Шоулза и Мертона). Те читатели, которые отрейтинговали книги Талеба в одну звезду на Amazon.сom, обычно мотивируют это тем, что автор слишком груб и взял по отношению к ним хамский тон. Талеб действительно в открытую пишет о том, что большинство коллег, с которыми он работал в инвестиционных банках, примитивны, необразованны и скучны. (Приятно, что он особо выделяет русских мальчиков после Физтеха – по мнению Талеба, с ними одними можно было разговаривать.) С той же эмоциональной насыщенностью он делит на два лагеря не только коллег, но и интеллектуальную элиту – классиков философии, истории, литературы и др. С мнением о грубости автора я категорически не согласна и не считаю, что его книги должны стать полем битвы за политкорректность. Он действительно гораздо интеллектуальнее, чем рядовой сотрудник банка, да и чем рядовой ученый тоже. И право на собственное мнение заслужил. В заключение цитата из «Черного лебедя»: «Писатель Умберто Эко – один из тех немногих ученых, которых можно назвать широко образованными, проницательными и при этом не скучными. У него огромная личная библиотека (в ней тридцать тысяч книг), по его словам, приходящие к нему люди делятся на две категории – на тех, кто восклицает: «Ух ты! Синьор профессоре дотторе Эко, ну и книжищ у Вас! И много ли из них вы прочитали?", – и на тех (исключительно редких) кто понимает, что личная библиотека не довесок к имиджу, а рабочий инструмент. Прочитанные книги куда менее важны, чем непрочитанные. Библиотека должна содержать столько неведомого, сколько позволяют Вам в нее вместить ваши финансы, ипотечные кредиты и нынешняя сложная ситуация на рынке недвижимости. С годами ваши знания и ваша библиотека будут расти, а уплотняющиеся ряды непрочитанных книг начнут смотреть на вас угрожающе. В действительности, чем шире ваш кругозор, чем больше у вас появляется полок с непрочитанными книгами». P.S. Мне трудно комментировать русскоязычные издания. Говорят, что «Одураченные случайностью» убиты переводом. Из моих знакомых, те, кто читает по-английски, сказали, что по-русски не смогли, те, кто не читает, утверждают, что смысл был понятен (хорошая рекомендация для художественного теста!). Меня же удивляет обложка. Имя автора набрано бисерным шрифтом, чтобы никто не смог разглядеть. Ничего, что автор мировая звезда? «Черный лебедь» явно издан лучше. Замечательная обложка, неплохой перевод (я не читала, но проглядывала). Попадаются иногда термины типа «рынок продаж», но не часто. Неологизмы Талеба Extremistan и Mediocristan переведены как «Крайнестан» и «Среднестан».

Наверх