Как продать чучело акулы

Купила эту книгу по случаю. Знала, о какой акуле идет речь. Моя подруга-искусствовед считает эту акулу британского художника Дэмиэна Херста последним новым словом в современном искусстве. Книга в духе «Фрикономики» или, еще точнее, в духе «Кто убил классическую музыку». Рассказывает о бизнес-стороне искусства: коллекционерах, галереях, аукционах, ярмарках, критиках, музеях, уловках для создания искусственного ажиотажа (например, очередях ожидания на картины популярного художника) роли брендирования в росте цен на произведения искусства, механизмах установления цен и т.п. Речь идет исключительно о верхнем ценовом сегменте. Книга из разряда обличительных и раскрывающих внутреннюю кухню, но выгодно отличается от множества книг, на это претендующих, тем, что кухню действительно раскрывается, но при этом сохраняется баланс между изложением фактов и морализаторством. Морализирует автор изредка и с юмором, прекрасно понимая, что призывать к переустройству мира бесполезно.

А ведь очень хотелось бы, чтобы этот мир был другим. В том, что описывает Томпсон, простому человеку не на что надеяться. Чтобы заработать на вложениях в искусство, нужно быть не просто богатым, а сверхбогатым. Но и этого мало. Необходим статус «брендированного» коллекционера, то есть такого, попадание произведения в коллекцию которого увеличивает его стоимость. Кстати, им и работы дешевле достаются. Да и самым брендированным, создавшим первоклассные коллекции, тоже непросто. Даже у них доходность от вложений в искусство не превышает 10-15% годовых, а то и ниже. Что уж говорить о простых нуворишах, особенно из стран Персидского залива, Китая и России. Им уготована роль переплачивающих, лишь бы подтвердить свой социальный статус. Тем же, кто покупает произведения в более низких ценовых сегментах, в финансовом плане вообще не на что рассчитывать, остается только искусством любоваться. А, может, это и к лучшему? Не в этом ли первоначальная его цель? Русские не забыты. Называются среди коллекционеров, которые совершили покупки за десятки миллионов долларов, но не афишируют этого. Не буду раскрывать их имен и я. Хотите узнать – прочитайте книгу. Перевод в целом адекватен, но в тех местах, где речь идет о финансовых вещах, бывает и комичен. Так портфель акций называется «портфолио». С другой стороны, неплохая идея – называть финансовый портфель «портфолио». Придает шику и гламура прозаическому инвестиционному делу. Книга рекомендуется немногочисленной в нашей стране прослойке экономистов, занимающихся экономикой искусства и других подобных отраслей (спорта, масс-медиа), а также коллекционерам – всем, а не только тем, кто может позволить себе чучела акул за 12 миллионов.

Наверх